четвер, 14 липня 2016 р.

На крокодиловы слезы Матиоса

К сожалению, умные мысли появились только когда отчетливо замаячил очевидный конец. Причем, вас беспокоит именно конец вашей карьеры Главного военного прокурора, красивой должности со звучным названием, позволявшей постоянно красоваться на экране, а не конец военной прокуратуре, как действительно нужного органа в нынешних условиях ведения вооруженными формированиями боевых действий. Вы – один из худших руководителей военной прокуратуры, которые были за все время независимости Украины. Поэтому к вам нет даже элементарного сочувствия, если вас уволят. Вы получите то, что давно заслужили и сделать это надо было давно. Может тогда удалось бы еще видоизменить военную прокуратуру и сохранить ее. Говорю это, как кадровый офицер военной прокуратуры, отдавший ей больше 20 лет и считающий себя профессионалом военной юстиции. В отличие от вас.

Попытки представить себя радетелем проблем организации борьбы за надлежащий правопорядок в воинских формированиях, не обманут профессионалов, которые не только внимательно наблюдали за деятельностью военной прокуратуры, но и всеми силами пытались помочь создать вам настоящую ВОЕННУЮ ПРОКУРАТУРУ, а не то жалкое подобие, которое получилось в результате ваших потуг, чаще всего недолугих. Но эйфория от должности, апломб и излишнее самомнение, соединенное с неспособностью видеть дальше своего носа, не позволили вам снизойти до принятия искренней и бескорыстной помощи от ветеранов-профессионалов. Причем, похоже, именно бескорыстие вас больше всего насторожило. Порыв души и чувство ответственности за судьбу Украины, похоже, не входят в вашу систему жизненных ценностей, о которых вы как-то говорили в интервью. 

Военная прокуратура – это ваша жертва, а не гипотетических «врагов». В 2014 году и начале 2015-го, когда вовсю грохотали пушки и Верховная Рада влет принимала любые решения, направленные на усиление Вооруженных Сил, укрепление дисциплины и правопорядка среди военнослужащих, можно было создать хорошую законодательную базу, если бы вас не поразило головокружение от личных успехов, чаще всего созданных вашим же языком в многочисленных интервью. Но вы, будучи сам дилетантом в военной юстиции, которая весьма специфична, особенно в условиях ведения боевых действий, окружили себя такими же дилетантами, которые вообще никогда не имели дела с военными структурами, но были лично преданы. И возможности быстрого законодательственного закрепления функций, полномочий, подследственности, места военной прокуратуры в системе правоохранительных органов, создания и переподчинения военной полиции были бездарно упущены. Вместо этого вы пытались протолкнуть законопроект про наделение себя, любимого, полномочиями на уровне Министра обороны, который был поднят на смех и провален. Вы и тогда пытались сделать в первую очередь орган под себя, а не под нужды воюющего государства. 

Вы нарекаете на бестолковость Закона Украины «О государственном бюро расследований». А где были вы в течение 2014-2015 годов? Подследственность по воинским преступлениям была включена в проект этого закона перед повторным вторым чтением только в августе 2015 года, за 3 месяца до окончательного принятия. Но вы этого даже не заметили, так как были чрезвычайно заняты – летали с одного канала на другой, из одной студии в другую, практически ежедневно пиарились, в том числе в соцсетях. Даже не обратили внимание на то, что я об этом просто кричал в первом пункте своего очередного 10-старничного обращения на имя Президента и Генерального прокурора в сентябре 2015-го, в котором содержались детальные предложения по реформированию и надлежащей организации работы военной прокуратуры.

Могли ли вы это изменить? Да, могли. И не надо нарекать, что прокуратура не имеет права законодательной инициативы. Вы лично через свою сестру-народного депутата М.Матиос могли при желании просто закидать законопроект нужными для военной прокуратуры поправками. А их не было. Вообще ни одной поправки по разделу, касающемуся военной сферы. Значит не было желания. Вы проснулись и начали истерично угрожать уголовной ответственностью депутатам только после того, как в ноябре 2015 года был принят Закон и после этого я опубликовал открытое письмо к вам, в котором указал незавидную судьбу военной прокуратуры после принятия Закона, о чем вы говорите сейчас, обвинил вас в бездеятельности. Только после этого в январе 2016 года вы начали судорожные попытки предложить какой-то новый орган, может и хороший по замыслу, но очень запоздавший года на полтора. И где этот законопроект, о котором вы трезвоните уже полгода? Почему вы хотя бы через вашу сестру-депутата не смогли зарегистрировать его в законодательном органе? Ваши заявления похожи на махание руками после окончания драки, которое, кроме ветра, ничего не дает. 

Созданный вами орган под названием «военная прокуратура», в действительности, по направленности деятельности таковым не является. Вместо направления усилий подчиненных на настоящую борьбу с правонарушениями в войсках, в чем была и есть главнейшая задача военной прокуратуры, вы направили усилия подчиненных на подмену других правоохранительных органов, причем, преимущественно глубоко в тылу и очень избирательно. Какое отношение имеют к войскам налоговики, таможенники, исполнительная служба, работники колоний, преподаватели и прочие, которых по вашему указанию пачками увлеченно по всей Украине ловили военные прокуроры? Но на их задержаниях с мелочными взятками вы в полную силу пиарились в СМИ, что и было вашей главной целью. Какими достижениями в расследовании действий военных должностных лиц вы можете похвалиться? Пока кроме осуждения за взятку генерала Лантвойта никакими. Да и Лантвойта задержали еще до вашего назначения.

Войска захлестнули уклонения от военной службы? Но, как показали события на Волыни с бойцами 53-й бригады, назначенные вами такие же непрофессиональные, как и вы сам, военные прокуроры искусственно статистически создали этот рост, без достаточныйх оснований привлекая к ответственности тех, кто действительно воевал. Несмотря на многочисленные жалобы и возмущение не только общественности, но и представителей местного самоуправления, вы даже не удосужились вникнуть в проблему, разобраться в том, что многие бойцы не уклонялись от службы, а стали жертвами простого разгильдяйства командиров и начальников. Это сделал только назначенный Генеральный прокурор Ю.Луценко. Для вас живые люди – это цифры в статочтете, которыми можно жонглировать!

Расследование преступлений против мира и человечества в условиях боевых действий – это одна из основных функций военной прокуратуры. И на это письменно обращалось ваше внимание еще при воссоздании военной прокуратуры в августе 2014 года. Почему этим военная прокуратура начала заниматься только год спустя, в сентябре 2015 года? А вашу работу в Донбассе в самое горячее время выполняли волонтеры, возглавляемые депутатом польского Сейма Малгожатой Госевськой, которая и представила в этом году доклад в Международный суда в Гааге.

Так что Главный военный прокурор из вас получился никакой. Надеюсь, что ваши попытки напоследок порекламировать себя не застелют никому глаза и вам не доверят организацию такой мощной структуры, как Государственное бюро расследований. На этой должности вы можете принести еще больше вреда Украине. Каждый должен иметь по заслугам. Вы – мастер пиара, займитесь лучше этим. Одно искренне жаль – вы почти загубили хорошую и очень нужную систему – военную прокуратуру. И рядовых работников этой системы жалко, они в большинстве своем действительно добросовестные, но необученные, поверили вам, а вы оказались обычным болтуном, заботящимся только о себе.

Анатолий Маркевич